Баширов Рустем Наильевич (rustem500) wrote,
Баширов Рустем Наильевич
rustem500

Сохраню на память. Статья от 17 августа 2009 г.

Владимир Ворсобин

Зачем России нужны сенаторы


Думаю, у каждого в квартире есть вещь, которую рассматриваешь с недоумением. Споткнется взгляд на маленькой ерунде - шкатулке, статуэтке, наклейке на холодильнике... Поражаешься: откуда это?! И главное - зачем?! Наконец выуживаешь из памяти смутное ощущение, что когда-то штука имела смысл. А теперь ни красоты, ни пользы... А выбрасывать жаль! Махнешь рукой, скажешь себе: «Антураж», - и забудешь...

К чему это я? Да вот, угораздило...

Однажды, нежданно-негаданно вдохновившись кризисом и набравшись «невертикальной» наглости, зажмурился и решил, что я... полноправный налогоплательщик. То есть гражданин, который своими налогами нанял руководство страны, дабы эти хитроумные ребята на меня, драгоценного, поработали. Чтобы я, значит, жил хорошо.

И занялся я мысленной инвентаризацией наемных менеджеров. По простому житейскому принципу: все ли они мне нужны?

И мысленно наткнулся на самое непонятное для наших граждан учреждение - Совет Федерации. О нем широко известно лишь то, что населено оно загадочными существами - сенаторами. Но откуда они берутся и чем заняты, не ведают, по данным социологов, 90 процентов населения.

Причем меня, налогоплательщика, не то чтобы неприятно поразило довольствие Совфеда - 2 млрд. 690 млн. 548 тыс. 700 руб. в год (16 млн. 208 тыс. на каждого сенатора). Не то чтобы мне, налогоплательщику, стало жалко тратиться на его зарплату - 150 тысяч в месяц, служебную трехкомнатную квартиру в центре столицы, авто с водителем...

Мелочиться, пересчитывая каждый миллиард в нашей богатой стране, стыдно да и бессмысленно. И даже объем выполненной работы (79 законопроектов верхней палаты против почти тысячи - нижней) не впечатлял. Хороший российский чиновник не обязан что-то делать, он полезен тем, что не мешает...

Меня заинтриговало лишь само предназначение сената. Не для антуража же он. Наверное...

Эту мысль будили мытарства сенатора Людмилы Нарусовой. Напомню, вдова Анатолия Собчака и мать известной умницы Ксении оказалась в крайне интересном для российского сенатора положении. В далекой-далекой Республике Тыва, где президентствует мудрый Шолбан Кара-Оол, Нарусова сразилась с Великим Хуралом. Депутаты наотрез отказались продлевать Нарусовой полномочия. Женщине сказали: вы, уважаемая, шесть лет в Москве на нас в должности сенатора работаете, ведь так? Тогда почему вы, блистательная, у нас в Кызыле уже два года не были? Или не глянулся вам Кызыл?!

То есть там, в Тыве, депутаты вдруг прозрели. Они поняли, что сенатор не просто украшение для региона, а должен приносить хоть какую-нибудь пользу. И они бесстыдно задумались о кпд Нарусовой...

Впрочем, я уверен, что депутаты были достаточно тактичны, чтобы не дерзить питерской даме словесно. Они намекали по-восточному безмолвно и нежно. Хурал просто откладывал рассмотрение кандидатуры Нарусовой в тайной надежде на женские нервы. Вспыхнет, оскорбится, отступится... Надежда эта, конечно, была трогательна, но наивна.

Урегулировать ситуацию в Тыве (то есть ломать Хурал через колено) приехала специальная московская бригада. Тывинский спикер был исключен из партии и снят с должности. Депутатов повели на ковер. Хурал сдался. И с четвертой попытки проголосовал за вдову Собчака...

И упрекать Москву в этом странно, потому как не ломать Хурал было никак нельзя! Вздорные намерения регионов самостоятельно решать, кто достоин стать сенатором, нарушают святой принцип работы Совфеда - никаких случайных людей. Потому что членов Совфеда назначают губернаторы (одного - самолично, другого - через «ручную» облдуму). А губернаторы, в свою очередь, назначаются Кремлем и крепко связаны партийной единороссовской дисциплиной... Любопытно, что против этой, по сути, советско-номенклатурной системы двадцать лет назад восстал покойный супруг Нарусовой Анатолий Собчак. Причем по иронии судьбы он прославился именно тем, за что боролся Хурал.

Вот его крылатая фраза на Съезде народных депутатов СССР: «У нас здесь присутствуют якут товарищ Власов (председатель Совмина РСФСР. - В. В.) и адыгеец товарищ Воротников (председатель Верховного Совета РСФСР. - В. В.). Я совершенно не против якутов и адыгейцев, но я категорически против того, чтобы москвичи представляли якутов и адыгейцев в союзном парламенте».

Сейчас Адыгею в сенате представляет питерец Вячеслав Шверикас. Больше половины сенаторов, по словам бывшего вице-спикера Госдумы Владимира Катренко, «имеют крайне опосредованное отношение к регионам». А значительную часть мест в Совфеде занимают уроженцы северной и официальной столиц.

«Back in new USSR», - съязвит кто-то. Похоже... И что с того?

- И что с того?! - тоже удивился старожил парламента (депутат четырех созывов) Алексей Митрофанов. - Поражаюсь! С 90-х годов всем не терпится реформировать Совфед. Но он-то эффективен. Да, там нет случайных людей. Там сидят очень достойные люди, за которыми крупные компании, ведомства. Они делают часто незримую, но очень полезную работу.

При вопросе о степени незримости Митрофанов задумался.

- Они заседают в антикризисных штабах, например... - сказал он неуверенно. - Да не в этом же дело! - соскользнул с щекотливой темы бывший соратник Жириновского. - Область должна стремиться получить таких сильных представителей, как, например, Рушайло (экс-глава Совбеза). Они-то знают, как в Москве открываются двери. Они посильнее будут какого-нибудь руководителя совхоза. А что колхозник - давайте уж откровенно! - в Москве понимает?! Сколько я таких деятелей из регионов повидал! Приходят в парламент, теряются в Москве и плачут!

Образ тихого кабинетного царства Совфеда, где графы столично-голубых кровей скромно вершат свои благородные дела (то есть без устали лоббируют интересы регионов), казался плоским и, честно говоря, сомнительным. И я бросил клич в регионы. Попросил моих коллег в местных представительствах «КП» (а их по стране разбросано немало) рассказать о своих представителях в Совфеде. И вот тогда уж мы точно ответим на вопрос...

В ЧЕМ ПОЛЬЗА ТВОЯ, СЕНАТОР?

Судя по ошарашенным ответам (на мою электронную почту их пришло около трех десятков), коллеги крепко призадумались.

«Черт, у нас и правда где-то есть сенатор!» - растерянно сквозило между строк в письмах, которые напоминали отчет о поиске «снежного человека».

Обычно они начинались так: «Информацию о сенаторах собрать сложно. Они есть, все это знают. Они чем-то занимаются, все это тоже, конечно, знают. Но вот чем конкретно и где их найти - великая загадка».

Далее в письме обычно возникала трагикомическая сценка: озадаченный пресс-секретарь местного губернатора и журналист «КП» ведут безумный телефонный диалог. Цитирую нижегородско-ярославско-красноярский вариант.

Журналист: - А не подскажете, кто представляет область в Совете Федерации?

Пресс-секретарь: - Ну вы с утра и вопросы задаете! А бог его...

Задумчивая пауза.

Журналист: - Может, этот (говорит фамилию).

Пресс-секретарь: - Не, другой, кажется... (Раздраженно.) Ну и вопрос! (Шепотом кому-то.) Эй, народ, кто знает, кто у нас в Совфеде? (Уже в трубку.) Сейчас выясним.

Через полдня победоносный звонок пресс-секретаря: дескать, ну как же! Уважаемый, оказывается, человек! (Называется ничего не говорящая обоим фамилия.)

Журналист: - Хорошо, а второй сенатор кто?

Пресс-секретарь (в ужасе): - Их что, еще и двое?!

Скоро я решил, что данных достаточно, и попытался рассортировать российских сенаторов по степени полезности нам. Населению.

СЕНАТОРЫ-ТРУДЯГИ

Удивительно, но они существуют. И это, черт возьми, обнадеживает. Мой знакомый, состоящий в Совфеде помощником одного из известных сенаторов, как-то заметил: «Живчиков в конторе осталось немного - несколько десятков человек, зато вся работа комитетов на них держится».

Причем часть «живчиков» действительно ходит по кремлевским и «белодомовским» кабинетам в святые дни финансовой путины - когда в правительстве идет утверждение дотаций и трансфертов. В этот момент можно наловить для своего региона пару-тройку лишних десятков миллионов, а то и миллиард. Причем в Совфеде есть «рыбацкое» правило - здесь стараются не просить у коллег помощи, чтобы не рисковать «прикормленным» местом. Дескать, попросишь одолжить червячка, а у тебя потом удочку попросят...

Любопытно, что среди «совфедовских активистов» немало тех самых региональных «колхозников», которые, по версии Алексея Митрофанова, плачут, не зная, как открываются в Москве двери. Оказывается, еще как знают. При желании-то! Более того, именно «родных» для региона сенаторов на местах оценивают лучше. Ненамного, но лучше. По крайней мере местные политологи (с рядовыми гражданами разговор о неведомых им сенаторах был бессмыслен) припоминают... Дескать, да-да, вроде была газификация нескольких сел и вроде бы он этому как-то посодействовал. А кто-то великодушно ведет прием населения и, говорят, даже кому-то помогает. Кто-то красуется в областных СМИ, финансируя благотворительность... Причем напрочь забыть свой регион и окончательно кануть в игривой столице местному намного труднее - проколы такого сенатора ехидно подмечает местная элита.

Например, внуку знаменитого десантника № 1 сенатору Михаилу Маргелову в родной Псковской области ставят в вину разваленную дорогу на улице имени его деда Василия Маргелова.

Получалось, что у «родных» сенаторов из-за подсознательного желания быть «первым парнем на деревне» больше шансов хоть как-то пригодиться региону.

Несколько сложнее с этим у другой группы народных избранников...

СЕНАТОРЫ-ЛЕТУНЫ

Мобильность и взаимозаменяемость этих персонажей поразительна. Убедиться в этом легко. Достаточно просто заглянуть в биографии, например, сенаторов от Ростовской области. Тут-то понимаешь, как фундаментально не прав Хурал и как драгоценна для властей кадровая предсказуемость парламента.

Напомню, что у Ростова сенаторы - Евгений Бушмин и глава Олимпийского комитета Леонид Тягачев.

Первый был представителем Совфеда Нижегородской области, но впал в немилость у губернатора Ходырева. (Тот в эти дни отчаянно бузил, предчувствуя скорую отставку.) Предлогом был стандартный «совфедовский» грех - «получил должность и исчез». Но спикер верхней палаты Миронов вступился за ценного кадра (Бушмин возглавляет в Совфеде Бюджетный комитет) и строго предупредил нижегородцев, что их решение «не отвечает интересам Нижегородской области». А тогдашний полпред президента в округе Сергей Кириенко предрек: Бушмин непотопляем. Так и вышло. Сенаторскую колоду просто перетасовали. Бушмина эвакуировали в Ростов. Причем, по данным «КП», местный губернатор Владимир Чуб подписал решение о назначении нового сенатора за два дня до того, как провел с ним «рабочую встречу».

- Похоже, Чубу предложили назначить, он и назначил, - делает вывод ростовский политолог Сергей Резник.

А вот «олимпиец» Тягачев стал ростовским легко, по-домашнему. Даже несмотря на то, что место его было... занято.

Местный парламент решил поиграть в самодеятельность и за год (!) до появления в Ростове Тягачева утвердил сенатором земляка - некоего предпринимателя Сергея Кислова.

К выбору региона Москва отнеслась иронично. Она просто... не заметила нового сенатора. Без претензий, без скандала - просто не выносили имя несчастного Кислова на голосование в Совфеде, и все... (Таким образом руководство верхней палаты прокатило еще нескольких «незапланированных» выдвиженцев регионов.)

А за несколько дней до внесения кандидатуры Тягачева на обсуждение в донской парламент Сергей Кислов написал заявление, в котором попросил освободить его от несостоявшегося сенаторства в связи с назначением... почетным консулом Франции (!) в ЮФО. Вот и молодец! Все прошло тихо, благородно, взаимовыгодно. И все при деле! Ростовские сенаторы, например, иногда даже появляются в области и радуют местных политинформациями, «в которых приводится позиция федеральных властей по той или иной ситуации или же обстановке в стране».

А вот другой любопытный пример. В соседнем для Тягачева крае - Краснодарском - сенаторствует Починок. И местные недоумевают: а почему Починок?! Здесь бы по идее председателю Олимпийского комитета Тягачеву сенаторствовать (в Сочи Олимпиада-2014 все-таки). Но молодая супруга бывшего министра труда незадолго до назначения мужа нашла себе работу именно в Краснодаре - руководит местным отделением иностранного банка... Ну какая тут может быть Олимпиада!

А вот обратный печальный пример географической дисгармонии. Душа Совфеда, бывший сенатор от Ингушетии, а ныне от Красноярского края Игорь Каменский - певец, музыкант, композитор. Пишет песни для Орбакайте, Свиридовой, Сюткина. На куршевельских VIP-вечеринках, говорят, поет изумительно... Но вот беда: «его» регион - далекий Красноярск. Может, поэтому в Сибири о Каменском вспоминают мало.

- Вы знаете, я вообще не помню, кто это, - вздыхает известный красноярский политолог Александр Чернявский.

Но мой знакомый помощник сенатора равнодушно пожимает плечами.

- Они даже визиты спикера Миронова в их собственный регион ухитряются прогуливать, - отмечает он. - Им-то бояться некого, кроме...

Помощник осекся и выразительно посмотрел на потолок.


СЕНАТОРЫ-ФУТБОЛИСТЫ

Вот этих сенаторов мне искренне жаль. Ну хорошие же ребята! Понятно, зачем они нужны политтехнологам (звонкие имена, узнаваемые лица). Зачем они парламенту - можно тоже догадаться (известно, что спикер Грызлов болеет душой за футбольную сборную Федерального собрания, и теперь группа сенаторов-бомбардиров громит парламентариев всех стран). Но из российской глубинки уважаемые спортсмены в парламенте смотрятся... скажем так, экзотично...

В Омске, например, неожиданное обретение сенатора Дмитрия Аленичева (обладатель Кубка Лиги чемпионов. - В. В.) местный парламент встретил с диссидентским ехидством.

Тут еще и сам Аленичев простодушно заявил, что «решение партии мне сообщил Борис Грызлов» и «я немного удивился - в Омске до сих пор ни разу не был, но предложение принял сразу».

(«Вот предложи тебе стать сенатором, неужто откажешься?!» - вспомнил я испытующий взгляд моего совфедовского знакомого.)

- Понятно, Госдума набирает футбольную команду, - размышлял при обсуждении кандидатуры Аленичева оппозиционный депутат облдумы Андрей Алехин. - Но у нас есть и свои великие спортсмены. Какое отношение этот человек имеет к Омской области? Давайте еще Ксюшу Собчак изберем!

Но через два года к футболисту Омск привык. И смягчился.

- Дмитрий бывает на наших заседаниях, всегда поздоровается, поздравит с праздником, - вздыхает депутат омского Заксобрания Александр Мельников. - Но нет такой профессии - хороший человек...

Точно так же отзываются местные депутаты о других членах «грызловского спортобщества»: мини-футболисте Константине Еременко (сенатор от Воронежской области) и гандболисте Андрее Лаврове (Рязанская область). Дескать, да, видели издалека - высокие, сильные. Вроде хорошие ребята... Правда, некоторые жесткосердные чиновники в частных беседах ворчат - ну почему именно нам навязали такое счастье!

Я очень хотел поговорить с «сильными сенаторами» (тем более что хорошие ребята в политике встречаются редко), но дозвониться смог только до жены Аленичева Анастасии.

- Муж на работе?! Что вы! На работе вы его не найдете, - рассмеялась супруга, но тут же насторожилась. Выяснив, что темой разговора будет Совфед, она после долгих консультаций с кем-то заявила, что Дмитрий уехал в регион.

Уже через день в спортивной газете я прочитал репортаж о посещении Аленичевым матча на московском стадионе «Локомотив».

СЕНАТОРЫ-МИЛЛИАРДЕРЫ

Вроде бы ничем они не отличаются от своих позитивных коллег-«трудяг». Тоже не чураются ходить по правительственным кабинетам. И тоже вдумчиво (хотя и очень избирательно) участвуют в разработке законодательных инициатив. Но...

Бизнесменам в сенате всегда некогда. Их время стоит не те копейки, которые вымаливают у чиновников для своих регионов совестливые сенаторы. Появление кого-то из миллиардеров на рабочем месте обычно означает - на повестке дня важный для ЕГО бизнеса вопрос. Так уж устроены бизнесмены - в своем цинизме они честнее чиновников. Если они берутся помочь своему региону, то это, скорее всего, будет сделка. Но взаимовыгодная. Тому пример - красивая легенда совфедовского эпоса о единении сенатора и народа: «Андрей Вавилов помогает Пензенской области».

Это был тот редкий (если не единственный) случай, когда сенатор действительно озолотил провинцию. Бывший заместитель министра финансов Вавилов после продажи своей компании «Северная нефть» в 2004 году оплатил 1,5 миллиарда рублей подоходного налога в городе Нижний Ломов Пензенской области. Маленький городок, где для прописки миллиардер снял маленькую квартиру, до сих пор вспоминает благодетеля. Нижний Ломов расплатился с долгами, отремонтировался, прихорошился...

Расчет понятен: Москва, Питер этих денег бы не заметили, а тут...

В благодарность за то, что сенатор отдал долг государству именно у них, ломовцы любят миллиардера заочно. Сенатор Вавилов обычно заезжает в Пензу лишь раз в год. С чистой совестью.

ВЫБОРЫ НИЧЕГО НЕ РЕШАЮТ

Офис бывшего сенатора от Костромской области Ивана Старикова всего в сотне метров от здания верхней палаты. Он с удовольствием рассказывает, как кипела жизнь в Совфеде пять лет назад. Как он дрался за Земельный кодекс с депутатами-коммунистами. Как заворачивали законопроекты думцев, как создавали сотни согласительных комиссий (сейчас их считанные единицы), чтобы отшлифовывать законы до блеска...

- Теперь Совфед не место для дискуссий, - грустно улыбался он. - Ко мне по утрам приходят на кофеек сенаторы по старой памяти. Смеются. Полтора часа работы - и в полдвенадцатого они свободны. Просто штампуют законы из Госдумы. На принятие важнейших из них (в том числе и конституционных) тратят несколько минут.

Мы долго рассуждали о причинах совфедовского «гниения»... Вспоминали правильные слова спикера верхней палаты Сергея Миронова о том, что «самый демократичный способ формирования Совета Федерации - это всенародное избрание его членов».

Но с другой стороны...

- Выборы ничего не изменят, - улыбнулся моим мечтам совфедовский знакомый. - Появится клон Госдумы - однопартийный сенат. Ведь главное в политической жизни России что, Владимир?

- Только никаких случайных людей, - вспоминаю я...

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Павел КРАШЕНИННИКОВ, председатель Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному законодательству: «Задумывали как противовес Госдуме»

- Не соглашусь с тем, что Совет Федерации - бессмысленный и неэффективный орган. Двухпалатный парламент существует во всех нормальных федеративных государствах. Россия - тоже федерация. В этом смысле мы ничего нового не придумали. Депутаты Госдумы представляют жителей регионов, члены Совета Федерации - региональные власти - исполнительную и законодательную. Кстати, в законе нет такого понятия, как верхняя и нижняя палата. Это придумали журналисты.

Изначально Совет Федерации задумывался как противовес Госдуме в хорошем смысле слова. Насколько это получилось? Думаю, все же получилось. Наши две палаты парламента не дублируют друг друга, а дополняют.

По Конституции члены Совета Федерации не рассматривают поправок к законам. Но если их не устраивают положения закона, они могут его отклонить или предложить согласительную комиссию. Кроме того, члены Совета Федерации имеют право предлагать проекты законов, а также участвовать в их обсуждении в комитетах Госдумы. Именно там ведется основная работа, которая не видна. И активные члены Совета Федерации этим правом пользуются. Не могу сказать, что их большинство. Но то же можно сказать и о Госдуме.

У членов Совета Федерации есть очень важная компетенция. Они назначают генпрокурора и его замов, председателей высших судов. В их ведении и вопросы объявления государством войны или статуса госграниц.

Конечно, за время существования Совета Федерации он находится в постоянном поиске. Поначалу члены Совфеда избирались, потом заседали губернаторы и главы региональных парламентов. В конце концов, мы перешли на профессиональный принцип формирования Совета Федерации. На мой взгляд, такая форма более-менее оптимальна.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments