Баширов Рустем Наильевич (rustem500) wrote,
Баширов Рустем Наильевич
rustem500

Воспоминания о советском планировании.

... Мы заказывали каждый год металл: кругляк, лист - для ремонтных нужд. Сортамент кругляка был довольно скудный, то есть не то, что вот, скажем там, через каждые два миллиметра диаметр, а, скажем, десять миллиметров, а следующий - тридцать миллиметров. Кроме того, нам, как заводу не машиностроительному, не металлообрабатывающему, конечно, давали всё это очень скудно, и нам приходилось иногда изыскивать металл в металлоломе. Вот, у нас вышел из строя валик какой-то в каком-то редукторе или на какой-то машине. Диаметром этот валик, вот эта ось, на которой шестерёнки там насажены, предположим, 30 миллиметров. А у нас ближайший металл - 50 миллиметров. Ну, значит, ставилась на токарный станок 50-миллиметровая болванка, и с неё снималось, чтобы получить 30 миллиметров, 20 миллиметров срезалось в стружку.
А иногда подпирало так, что вот срочно нужно сделать какой-то вал, ось какую-то, а кроме вагонной оси, ничего нет, а стоит оборудование - каландр, например там, или вальцы. То есть то, без чего план не может быть основной там - по регенерату, по РТИ. Так выгоняли в стружку с 200 миллиметров до 50! Вот на токарном станке токарь снимал стружку, чтобы 200-миллиметровый диаметр превратить в 50-миллиметровый! Вместо того, чтобы снабдить нас - ну, не так уже много этого металла нужно было - но мы его всегда заказывали в большом ассортименте, в сортаменте. То есть вот эта вот ступенька диаметров. А нам не давали, давали то, что было там на складе. То есть мы загоняли в стружку огромное количество металла. И это не только мы - так везде было.
Такая же история - только там не в стружку - была, скажем, со строительством. Вот предположим, нам на заводе нужно сделать козлы для поднятия тяжестей, большие козлы высотой там в два метра, где можно подвесить таль, чтобы поднимать, скажем, пятитонный валок. Для этого нужен швеллер или двутавр - ну, скажем, десятый. А у нас есть на заводе только тридцатка. И что делать? Ну, значит, делали из тридцатки. То есть в несколько раз больше тратили металла. Для того, чтобы поднять пять тонн, делали такой, где можно сто тонн поднять. И вот такая экономика во всём была! Можно десятки примеров приводить, и вот вся экономика была такая - затратная. Я уже вам рассказывал о планировании строительства в миллионниках, что ты хоть и сэкономил, сделал хорошее дело, а тебе фиг, а не премия, потому что ты смету не истратил - ты должен был истратить смету. Вот я вспомнил, про наш ремонтно-механический цех - я начальником этого цеха работал несколько лет, поэтому отлично это знаю... Или как в кузнице: кузнец занимался тем, чтобы из квадрата толстого, большого квадрата, скажем, сто на сто миллиметров, сделать квадрат пятьдесят на пятьдесят. Болванку нагревали, без конца стучали по ней молотом, пока её не вытягивали в нужный... потом обрабатывали её на строгальном станке - и нужный квадрат получался. Вот так вот было, причём не только вскоре после войны, это и в восьмидесятые годы, когда начала разваливаться экономика - то же самое было! Так же заводы РТИ снабжали в последнюю очередь металлом, инструментом слесарным, токарным и так далее. В последнюю очередь. Вот мне, как начальнику ремонтно-механического цеха, приходилось нарушать закон, уголовно нарушать закон. Например, нужен победит для резцов. Не выделяют нам. Каждый год заказываем победит - не выделяют. Нужны нам фрезы для фрезерного станка - не выделяют нам фрез. А на базаре, на рынке можно это купить. Ну, на других заводах воруют и продают. Но купить-то можно только за наличные деньги! А как, где, откуда взять наличные деньги? Не выжмешь же из своей зарплаты покупать! Хотя иногда и приходилось это делать...
Значит, был такой Ваня Казанцев, я уже, по-моему, про него рассказывал. Доверенное лицо, так сказать, моё. Я ему верил. Это был очень честный парень. Он строгальщик-фрезеровщик был. Я ему выписывал премию, он эту премию получал, я ему говорил: "Ваня, в воскресенье съездишь на рынок, купишь там такие-то фрезы, там такой-то победит - ну, инструмент какой-то". Ваня ехал и покупал. Вот так приходилось выходить из положения. Вот попадись на этом - тюрьма: расхищение социалистической собственности, премии незаконные, и так далее, и так далее. И иди потом доказывай, что корысти-то никакой не было, что ты в карман себе ничего не положил.
... Планировалось абсолютно всё, в том числе и расходы - на канцелярские принадлежности, на командировки, на телефонные междугородние разговоры, там скажем, на мебель - ну, на всё. В техпромфинплане были эти все строчки, каждая строчка. Я уже вам рассказывал о том, что можно было с другим городом связаться по телефону, но, оказывается, мы телефонные расходы запланированные уже истратили, поэтому посылали в командировку. Это неважно, что дороже - зато уложились в строчку. К чему это приводило? Это приводило к тому, что в конце года, когда выяснялось, что, скажем... Да, главное: планирование на следующий год по всем этим строчкам отсчитывалось от выполнения или, значит, израсходования средств прошлого, вот текущего года. И ежели я сэкономил что-то, скажем, вместо 1000 рублей, предположим, на канцелярщину, на скрепки, на карандаши, истратил 950 рублей, то мне на следующий год заложат 950 рублей, а то и 940.
И вот конец года, директор видит, что у него экономия получается. Что же делает директор? Он посылает своих снабженцев покупать всё, что нужно и не нужно, лишь бы истратить деньги, лишь бы на будущий год тебе запланировали не меньше, чем в этом году. У Райкина было изумительное совершенно... ну, там шаржированное всё было, но там он показал, как директор посылал своего снабженца... О директоре склада было - там речь шла о таре, о тележках передвижных, вот на такие вещи всё это было запланировано - и остались деньги. И осталось несколько дней до конца года. Он его посылает и говорит: "Покупай на все деньги, что остались". Тот звонит и говорит, что ничего нет, кроме рояля. Он говорит: "Покупай рояль! Крышка большая?" - "Большая" - "Всё. Картошку хранить будем". Это шаржированно, но это же так оно и было! Покупали впрок, покупали ненужные совершенно вещи. На складе валялись дыроколы. У всех уже были, кому надо, дыроколы - а ещё на складе валялись к примеру - лишь бы истратить деньги! Вот что такое плановое-то хозяйство советское.
Вот, это я вот вспомнил про эту канцелярщину идиотскую, когда надо было обязательно деньги истратить, иначе тебе дадут на следующий год меньше. Всё же планировалось - подчёркиваю ещё раз - это советская была, я не знаю... другой я не знаю. Я знаю, что и в капиталистических странах есть плановые заказы, государственные заказы, это, конечно, можно отнести к плановому хозяйству. Но это опять же: заказ частному производителю, компании какой-то, которая государству не принадлежит. Я не думаю, что, скажем, в той же Америке, если государство, министерство обороны заказало сто танков, то предприятие, которое эти танки выпускает, будет делать сто один танк - вряд ли. У него не купят. Сто у него есть заказ - значит, у него есть покупатель, и он делает сто, он не будет делать сто первый. А товары народного потребления так называемые, которые люди покупают - кто может определить, какой завтра будет спрос, как планировать это? Особенно в сфере услуг: как быть тут? А при советской власти вся сфера услуг планировалась: сколько человек придёт бриться, сколько придёт стричься - всё это планировалось. Сколько принесут тапочки ремонтировать, ботинки там - и так далее.
... Вот ещё о планировании. Тут куча вопросов у меня в голове кроется, связанных с этим. Вот есть сфера производства, есть сфера потребления. Вот при плановой советской системе, когда планировалось всё, была страшная проблема: проблема снабжения. Всё было в дефиците. Не было проблемы сбыта. Никакой завод, никакое производство о сбыте не беспокоилось. Ему не нужно было опрашивать, проводить какие-то исследования о потребности, о спросе, потому что он получал премию - я не зря много раз говорил о премии - при социализме развитом, при советской власти премии играли немалую роль, потому что зарплаты были нищенские. Абсолютно нищенские. Так вот: выполнением плана считалось... оканчивалось сдачей на свой собственный склад. Вот я был начальником цеха. Вот в двенадцать часов ночи 31-го или 30-го числа, в зависимости от количества дней месяца я должен был получить последнюю накладную с начальника заведующего складом, что я сдал до двенадцати... до нуля... до двадцати четырёх часов последнюю партию каких-то изделий. Всё, начинался счёт. Другое дело, что если мне немножко не хватало, я не успевал - я договаривался с начальником склада, он мне подписывал накладную, а я утром сдавал. Сдавал то, что произведено уже после 24 часов, в ночной смене. Но об этом, кроме меня и начальника смены, никто не знал. Если бы я на этом деле попался и захотели бы раскрутить, то тут же бы подвели под какую-то статью уголовного кодекса приписки, с которыми боролось ЦК КПСС, которое само заставляло эти приписки делать - я уже об этом рассказывал.
А вот при капитализме проблема - проблема сбыта, но нет никакой проблемы снабжения, как это я понимаю. Может, я ошибаюсь, но я так это вижу. Проблема сбыта. У них главная задача - сбыть, продать. А ведь это - самое главное, отсюда конкуренция, отсюда снижение цен, отсюда борьба за более высокое качество - это само собой. А у нас и не было никакой борьбы за более высокое качество, нам и невыгодно было снижать себестоимость, потому что планирование было от достигнутого - я уже в десятый раз повторяю.

Владимир Шварц-Одна жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments